пятница, 25 июня 2010 г.

Забытое богом место

Всегда интересно вернуться туда где был когда-то очень давно. Почти 20 лет назад, студентом первокурстником, я попал в одно забытое богом место, пробыл там месяц и больше никогда там не был и ни разу не слышал оттуда новостей.



В 1991 году, еще когда все мы жили в СССР, на первом курсе РТИ нас отправили на картошку в Витебскую область в деревню Вилейка. Это не та Вилейка, город о котором все знают, это небольшая деревенька, около 30 домов, без асфальта, без телефона, без врача, без школы, без клуба, без регулярных автобусных рейсов. В деревне было лишь электричество, на ферме рация, ветхий деревянный магазин, около четырех рабочих телевизоров, и за огородами река Вилия. Из молодежи около пяти 14-16 летних парней и 4 девчонки. В школу они ходили за 7 километров если напрямую через лес. Переодически в деревню ездил колхозный автобус или "летучка". Но зимой и весной, часто, в деревню можно было доехать только на тракторе. В магазине продавали только хлеб и сигареты, а из развлечений в деревне были только самогон и много самогона.




Время в Вилейке тормозит лет на 15. В конце 80-х парни из моей деревни в Брестской области растягивали аммортизаторы, ставили высокие широкие крылья "лопаты", задирали зад в своих мотоциклах, мопедах, велосипедах, чтобы придать спортивный мотокроссовый вид "эндуро" своим железным коням. В Вилейке в это время на мотоциклы вешали брызговики до земли и сверху до низу катафоты. В моей деревне я помню такое было в конце 70-х, когда мне было лет 5.

Мне повезло. Поселили меня и еще одного одногрупника у одной доброй бабушки, лет 65. Жила она с внуком Игорьком, восьмиклассником. Была еще внучка Оля, но она закончила школу и уехала учиться в город, поэтому видел я ее всего один раз. Родители их сгорели в пожаре. С Игорьком я сдружился, поэтому в свободное время не скучал :-)

Все эти 20 лет я всегда вспоминал о Вилейке, когда слышал фразы типа "у черта на куличках". Мне было интересно как там они живут сейчас, спился ли Игорек, да и вообще что нового могло произойти в этом затерянном мире. И вот после последнего обновления карты, мой GPS навигатор наконец-то смог проложить туда маршрут. Раздумывал я недолго.

Вскоре Минск остался далеко позади.




В 1991 году в Вилейке слушали Сектор Газа и Виктора Цоя. Весело и приятно мне рулилось 100 км по асфальтовому шоссе под песенки Сектора Газа. Эх... Молодость!




Но потом навигатор сказал "поверните налево" и тут асфальт неожиданно закончился. Я наверное никогда не ездил по грунтовой дороге больше километра, но до места назначения оставалось около двадцати.




Пришлось проехать через несколько белорусских деревень. В одной из них родился и вырос Майкл Джордан.




Но большая часть пути проходила через лес, местами дорога переставала быть похожей на дорогу, а напоминала больше узкую петляющую лесную тропинку. С ужасом я подумал что будет если навстречу мне выедет пьяный на тракторе и сбросил скорость.

Но тут я увидел то, чего увидеть в лесу никак не ожидал




Оказалось что эта полянка на самом деле просека для мегавысоковольтной ЛЭП, поэтому и останавливаться под ней нельзя.




И вот, волнение усилилось, прямо за поворотом место назначения. Спился ли Игорек?




Ба! Да тут положили асфальт!




Построили новый магазин! Новенькая остановка говорит о том что и автобусное сообщение появилось.




И фельдшерский пункт есть!



Старый магазин наверное давно сгорел. До тла. Даже фундамента не осталось,




поэтому возле нового поставили ящик с песком.




Но через 70 метров асфальт неожиданно кончился. Ха-ха. Вот она, настоящая старая добрая Вилейка.




Взглянув на телефон, я обнаружил что мобильная связь тут работает отлично.

Первым делом поехал посмотреть на дом где я жил, издалека показалось что дома, так же как и старого магазина нет. Слава богу, я ошибся, дом за 20 лет совсем не изменился, даже странно.




Наличие свеженарубленных дров говорит о том, что тут до сих пор живут.




Надо же, даже скамейка, на которой мы ночью голливудили на месте. Сразу в дом заходить я не стал, расспросил кто там живет у проходящего с ведрами мужика. Оказалось что бабушка до сих пор жива, а Игорек женился и уехал жить куда-то на Полесье. Молодец, Игорек, не спился :-) Пугать бабушку я не стал, вспомнит ли она меня через 20 лет? Ей сейчас, возможно, около 90 лет, и поехал смотреть столовку, в которой мы сами себе кормились после тяжелых трудовых будней.

Столовка находилась напротив развалин старой церкви начала XIX века.



Честно говоря, думал что церковь эта давно уже рухнула окончательно,





но как ни странно рухнула только правая башня, левая все еще держится.




Внутри церкви куча всяких бревен, досок, обломков, поэтому заходить я не стал,



побоялся пробить ногу каким-нибудь старым ржавым гвоздем. Не верьте что раньше строили без гвоздей. С гвоздями, да еще с какими!





Столовка стояла прямо напротив входа в церковь, но сейчас тут чей-то огород, а в столовке скорее всего сарай, близко подойти не удалось.




Вообще, в деревне уважают деревянное зодчество, тут все делают из дерева, все постройки, даже все столбы тут деревянные.




Но появился один дом, обложенный кирпичом.




Ранше это был деревянный дом, единственный покрашенный краской. Жители говорили что этот дом построен на самогонке. Жили тут самогонщики, продававшие пойло всей округе. Теперь этот дом на горке единственный кирпичный, а во дворе блестит иномарка.

Сейчас в деревне достаточно много окрашенных домов, некоторые даже красят забор.




А кому не хватает краски на весь дом, красят только фасад,




повеситься хочется от такой жизни :-)

Судя по антеннам, телевизоры тут до сих пор идут плохо,




но появилась и одна спутниковая тарелка.




А в остальном Вилейка осталась прежней, такая же дикая и самобытная.
















Пуни явно пустуют. Пуня это такое строение, обычно полуоткрытое, чтобы хорошо продувалось, при этом защищало от дождя. Хранят там сено.




Пуня заслуживает отдельного внимания. Для местной молодежи это было очень почитаемое строение. В городе когда парень знакомиться с девушкой, они идут в ресторан, в гостиницу. В Вилейке парни с девушками не знакомятся, они и так знакомы с детства, и ходят они проводить ночи вместе в пуню. Существует даже термин "обновить пуню". 20 лет назад и парни и девушки в Вилейке были очень озабочены чтобы на селе не осталось ни одной не обновленной пуни.

Деревня она и в Африке деревня. Ни проехать,




ни пройти...





...досталось и моей Альфе :-).

Дело шло к обеду, и нет ничего лучше чем шашлычки в лесу.




Горячие шкварчащие угли...




Спелая земляничка...




...Однажды, хитро улыбаясь, Игорек решил показать мне лес, дорогу по которой он ходит в школу. Мы вышли за огород, спустились к реке, по плотине, построенной бобрами, перешли ее и углубились в лесную чащу. Через полчаса мы вышли на залитую солнцем полянку. Игорек оглянулся, быстренько присел и достал откуда-то из-под мха бутылку, на половину заполненную самогонкой и сказал: "Это твоя доля". Мы развели костер, пожарили сало, порезали хлеб, лук, приняли, и навеселе пошли дальше во все горло горлопаня: "Как то ехал я, перед рождеством..."




Шашлычок получился очень нежный и сочный, с легким ароматом дымка и лучка, с нежной румяной поджаристой корочкой. Особенно подчеркивал вкус нежного мяса свежий мягкий хлеб и спелые сочные посоленные помидорки... Но ничего этого я не почувствовал, быстро затолкав все в рот, то и дело задирая голову вверх на приближающуюся тучу и пряча камеру от первых капель дождя.




Но дождь так и не пошел, тушить угли пришлось самому.




Мне оставалось только искупнуться в реке, но сделать это было не так просто. Видимо бобрам жилось эти 20 лет совсем хорошо, и от настроенных плотин все вокруг заболотилось. С одной стороны реки трава в рост человека,




с другой, со стороны огородов,




тоже образовалось болото, и бывшая лужайка и деревенский пляж заросли кустарником




и камышами.



Под ногами чавкало, и я вернулся к машине. А ведь когда-то, на спор, я с Игорьком нырнули с обрыва в речку осенью при температуре воздуха 7 градусов.

Полюбовавшись лебедями с моста,




Я сел в машину, включил Сектор, и покинул это место,




где, в общем, все так и осталось криво и косо как раньше.