среда, 20 апреля 2011 г.

Как участковый Олешко раскрыл преступление против своей гордости

Погожим, теплым, осенним, воскресным днем, компания из трех 4/5-классников гуляла по хорошо им знакомому, родному с раннего детства, лесу.

- Пират, Пират, н-на!

Окликнув, невесть где шатающегося по кустам рыже-белого лохматого дворнягу, они медленно направились в сторону крынички, попить холодной, настоящей лесной воды. Выйдя из леса на протоптанную лесную дорогу и пройдя вдоль опушки несколько сот метров (желтая линия на схеме), они неожиданно увидели припаркованный на опушке, легендарный "Москвич-412" (М1), красивого, небесно-голубого цвета. И хотя голубой цвет в те далекие, доперестроечные годы не значил ничего ахтунгового, одна и та же мысль: "Враг!" - дружно посетила их головы. Через пол минуты все трое уже сидели на корточках возле гордости советского автопрома, еще не зная даже, что же они сделают дальше.



Недолго совещаясь, план созрел мгновенно, и через 5 секунд Москвич весело выпускал воздух из переднего и заднего правых, выкрученные нипели валялись где-то далеко в траве, а троица с собакой, мелькая пятками, уносила ноги в место "О". Спрятавшись в кустах, отдышавшись и утолив жажду из лесной крыницы, они, никем не замеченные, по канавам К1 и К2 дошли до деревни (зеленая линия на схеме) и разошлись, потирая от удовольствия руки.

Погожим, теплым, осенним, воскресным днем, участковый советской миллиции Олешко, со всей своей семьей вышел на опушку леса. В ведерке, которое он держал в руках, грибов было не много. Нужно было ехать в другое место. Невдалеке его ждал верный член семьи, гордость, Москвич 412 небесно-голубого цвета. В те далекие, доперестроечные годы голубой не значил ничего, и Олешко искренне гордился своим авто, регулярно и с любовью его подкрашивая. Любуясь машиной, и предвкушая багажник полный грибов, которые он скоро соберет на новом месте, он подошел к покосившемуся на правый бок Москвичу... и охренел. И так бы он и остался там любоваться и охреневать надолго, без мобильников, несуществующих в те годы, но спасла его простая советская запасливость, существующая в те годы. Один нипель он взял из запаски, а второй много лет у него валялся в бардачке, так, "на всякий случай".

Погожим, теплым, осенним, воскресным вечером, ожидая пока родители закончат сборы, я катался на велосипеде по деревне. Родители уже почти собрались, и мне было велено далеко не отъезжать от дома, чтобы долго меня не искать.

- Ну что, привет! - крикнул дядя миллиционер, сидевший за рулем остановившегося возле меня в месте "Х" небесно-голубого Москвича (М2). - Где твои родители?

Потом мы пошли к моим родителям, потом к родителям остальных двух соучастников, потом я узнал что выдал нас... собака. Оказалось, беззубая Олешкина дочка, которая во время разборок ехидно хихикала в Москвиче на заднем сиденье, услышала как мы звали собаку в лесу, а Олешко видел как какие-то три пацана и лохматая рыже-белая собака подбегали к месту "О". Так, объехав две близлежащие к лесу деревни, и спрашивая всех встречных, у кого есть лохматый рыже-белый Пират, он на нас и вышел.

В общем, это самое страшное детская шалость преступление, из раскрытых, которое я совершил в детстве. Ну, до сих пор, мама, когда хочет напомнить какой я был плохой в детстве, вспоминает именно "нипеля повыкручивал". А я же, самым опасным и разрушительным считаю другое, там реально могло бы закончиться все плохо. Пронесло слава богу, и слава богу об этом, почему то, все забыли. Может я и расскажу об этом когда-нибудь еще.